June 6th, 2005

child pic

Юкос и Энрон

Некоторые говорят, что дело Юкоса (точнее, Ходорковского) аналогично американским процессам 2000х над бизнесменами и компаниями - Энроном, Worldcom, итп. Понятно, что разница огромная - в Америке Энрону не помогли никакие связи в только что избранной администрации, а в России сервильность суда не отрицает совсем никто. И эта разница будет в России аукаться не меньше, чем дефолт 1998. Но и похожего, действительно, немало, и в компаниях и в процессах:


  • Обе компании в свое время позиционировались как самые эффективные в отрасли. Причем не по части "инженерных" технологий, а в менеджменте и финансах: финансовые конструкции Энрона и очень эффективная налоговая оптимизация в Юкосе.


  • Лоббистская деятельность Юкоса у всех на слуху, а в Энроне, помимо банальных для такой компании связей с политиками была целая система для долгосрочного моделирования и управления лоббированием - они это называли enterprise wide risk management и очень этим делом гордились. Конечно, сейчас про это не любят вспоминать, но Энрон был в 2000 году любимым (консультантами) образцом управления рисками - см. например, книжки типа этой. То, что образец risk management кончает банкротством меньше, чем через год после публикации, неплохо перекликается с налоговыми схемами "самой прозрачной компании".


  • В обоих случаях прокуратура играет в отвратительные игры с разлучением матерей и детей, причем матери явно не играли большой роли в нарушениях, хотя и были, вероятно, о них осведомлены (в деле Юкоса была Бахтина; в случае Энрона ключевые признания были получены от Lea Fastow в обмен на обещание, что ее тюремный срок не пересечется с мужниным и кто-то из них сможет остаться с детьми.) В России это выглядит куда хуже, то ли потому, что эта игра более топорна, то ли просто менее успешна.


  • Процессы, очевидно, политические и показательные в обоих случаях. В случае с Энроном это чуть менее очевидно, зато истории с Мартой Стюарт и Андерсеном вполне очевидно показательные. В обоих случаях жесткость приговоров облегчает дальнейшее выкручивание рук бизнесменам другими политиками (Spitzer и страховщики в Америке, а примеры в России и перечислять-то бесполезно...)