Mic (mi_b) wrote,
Mic
mi_b

репрессии 30х - семья

У therese_phil пара очень интересных aрхивных документов, о том, как относились люди к репрессиям 30х, насколько они понимали, что происходит. Моя семейная история показывает, что вполне понимали. Мой прадед был до революции сельским учителем и большевиком с 1918 года. В конце 30х он был директором московской школы, а потом послан по партийной путевке на Дальний Восток, начальником РОНО (или как там тогда назывался районный отдел народного образования.) Когда в области стали арестовывать начальников как раз в этом ведомстве, старый товарищ, работавший в НКВД, намекнул, что скоро дойдет и до их района. Прадед сорвался с места, вернулся с семьей в Москву. Это означало немедленное исключение из партии; он долго жил отдельно от семьи на родине, в Пензе, был без работы, потом смог вернуться в Мoскву и найти работу учителем. Ни о какой карьере речь не шла, но он умер своей смертью в кругу семьи за несколько лет до моего рождения.

Все ближайшие коллеги и товарищ из НКВД были арестованы и он считал, что его спасло только бегство. Интересно, что он, по-видимому, понимал и механизм репрессий - за ним не стали охотиться по всей стране, оказалось достаточно выпасть из вида местного отдела НКВД.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments